«Я

«Я сделала стерилизацию»: реальная история многодетной мамы

Счастье женщины — в материнстве? Наша героиня, получив тройную «порцию», решила сказать фертильности «стоп!». Но получила отказ от врачей. Разбираемся, почему добровольная женская стерилизация в России — это сложно, долго и требует железных нервов.

Cosmo Online
редакция Cosmo.ru

нравится1

Поделись с друзьями

Вступай в дискуссию

3 КОММЕНТАРИЯ

Cosmo рекомендует

    Из лета в зиму: как носить летние вещи в холодную погоду

    Спасение от холода: 7 питательных кремов для сухой кожи

Cosmo Online
Психология
Не новости

GettyImages

Любовь Дегтярева
31 год, замужем, мать троих детей. Два года назад сделала стерилизацию.

«Три года назад я всерьез задумалась о стерилизации — самом надежном методе контрацепции — и стала искать информацию по теме. Тогда мне исполнилось 29 лет. Как и сейчас, я была замужней женщиной с тремя детьми. Активно занималась спортом и не собиралась ничего менять в жизни. Мне нужен был способ, который раз и навсегда избавил бы меня от риска беременности.

„Стерилизация навсегда: сделал — и забыл. А еще это дешево“

Почему меня не устраивали другие средства? Во‑первых, стерилизация навсегда: сделал — и забыл. А еще это дешево. За всё, включая пребывание в стационаре, я заплатила 15 000 рублей. Но надо учитывать, что в Барнауле, где я живу, люди получают меньше, чем в Москве, и клиникам приходится занижать цены на услуги. Противозачаточные таблетки — вещь хорошая, несомненно, если она подобрана грамотным гинекологом. А как такого найти? Если не повезет и врач ошибется, есть риск получить осложнения. К тому же я человек рассеянный, могу забыть выпить таблетку. Презерватив осложняет секс (акт любви вообще-то!): судорожное вскрытие упаковки, потом еще одной. Когда все это сделано, ничего уже не хочется. Я эту возню не люблю. И никто не любит, а пользуются, потому что надо. Для тех, кто не уверен в партнере, это правильно: презерватив — это прежде всего защита от инфекций. Но я давно и надежно замужем, поэтому и решилась на такой серьезный шаг.

    Психология

    Думай как в покере: 5 полезных рекомендаций, как принимать правильные решения

    Психология

    Девочка-беда: как перестать быть жертвой обстоятельств

Сначала мы с мужем рассматривали вариант мужской стерилизации, она, в отличие от женской, обратима. Он пошел к урологу и попросил сделать ему вазэктомию. В поликлинике на него посмотрели как на идиота. Мы обзвонили еще несколько клиник, но, несмотря на то что на их сайтах такая процедура указана, везде получили отказ. Рассматривали вариант проведения вазэктомии в Новосибирске — это недалеко, но не хотелось отправлять мужчину в место, где не предусмотрена госпитализация (потому что операция на самом деле несложная), чтобы потом он возвращался обратно с температурой и шел на работу, так что от этой идеи отказались.

Врач меня спросил: „А если твои дети умрут, погибнут в автокатастрофе, что ты будешь делать?“

В муниципальных лечебных учреждениях мне твердили, что я не имею права на стерилизацию, потому что женщине, решившейся на это, должно быть не меньше 35 лет и она должна иметь не менее двух детей. А я, видите ли, по возрасту не подхожу. Один врач меня спросил: „А если твои дети умрут, погибнут в автокатастрофе, что ты будешь делать?“ Как можно вообще такие вопросы задавать?! И я начала искать частную клинику, вбила в поисковике: „Барнаул, женская стерилизация“. Позвонила буквально в каждую больницу, и везде мне отказали. Тогда я просто пошла на прием к гинекологу в одну из них. И врач стала меня уверять: „До 35 лет вас никто не стерилизует. Вот выйдете еще раз замуж и придете просить трубы развязать. Родить захотите, а уже поздно“.

Я пыталась объяснить, что если и выйду замуж еще раз, то рожать не стану. Моему предполагаемому очередному мужу придется принять тот факт, что общих детей у нас не будет. Врач отказалась со мной разговаривать и позвонила юристу. Я получила ответ: обязательны два условия — возраст старше 35 лет и наличие двух детей.

Из дома я позвонила этому же юристу: „Уточните, пожалуйста, в каком законе оговорены эти условия“. Мне ответили, что в 2007-м вышло постановление, где это записано. Я решила найти этот документ, а в процессе поиска выяснила, что в „Законе об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации“ эти два условия соединены союзом „или“, что меняло дело. Я снова позвонила юристу и зачитала ей выдержку из закона слово в слово. Специалист пыталась меня отговорить: „Зачем вам стерилизация? Лучше таблеточки попейте“. Интересно, почему посторонний человек вправе определять, что мне нужно, если я сама уже все хорошо обдумала и решила? Я попросила отправить мне письменный мотивированный отказ: по какой причине мне не могут сделать операцию. Собеседница изменила тон, и мы достаточно тепло попрощались. Через 15 минут мне позвонила гинеколог и пригласила на повторный прием.

Стерилизацию назначили на вторую фазу цикла. Перед этим сделали УЗИ, чтобы исключить наличие беременности. Оперирующий врач предупредил, что если я передумаю, клиника ответственности не несет. При поступлении в больницу я подписала согласие, в котором указывалось, что стерилизация делается по настоянию женщины. Затем я подписала бумагу, что меня уведомили о том, что операция необратима. Перед самой стерилизацией мне принесли еще один документ — опять расписалась. После нее и при выписке — еще два. Уже и не помню, сколько документов, что делаю я это добровольно, подписала. Единственное, о чем думала в этот момент: „Да перережьте мне эти чертовы трубы!“ Не знаю, чего врачи так боялись. Было ощущение, что они считают стерилизацию чем-то аморальным.

„Почему посторонний человек вправе определять, что мне нужно, если я сама уже все хорошо обдумала?“

Мне сделали наркоз. Операция длилась всего минут 15, не больше. После нее у меня остались небольшие шрамы, как от крестообразной отвертки. Это было около двух лет назад, а сейчас и следов нет. Обычно на восстановление после стерилизации отводится две недели. Но я человек спортивный — через три-четыре дня уже бегала, занималась спортом. А спустя две недели даже тренировалась со средней интенсивностью. Пресс не задействовала — прижигание должно было зажить. Через несколько дней после стерилизации я сделала плановое УЗИ, выяснилось, что у меня все в порядке. Подруги, которым я рассказала о своем решении, стращали, что после операции перестанут вырабатываться эстрогены и я быстро состарюсь, появятся морщины, волосы поседеют. Но люди путают стерилизацию с удалением яичников. У меня никаких изменений нет — сейчас я выгляжу так же, как и два года назад.

В нашем городе живет девушка, которой повезло больше, чем мне. Тоже многодетная мама младше 35 лет. Стерилизовали ее легко и даже бесплатно, в государственной больнице. Судя по всему, ей попался адекватный гинеколог, а может, были знакомые врачи. Я не думаю, что сотрудники лечебных учреждений многочисленными отказами вымогали у меня взятку. Они совершенно искренне считали, что дети — это счастье. Но у меня есть трое, чем вы недовольны? Я не хочу быть еще счастливее, меня все устраивает.

„Почему за права, которые даны нам государством, приходится бороться?“

Недавно я была на приеме у участкового гинеколога, которая вела все мои беременности, она посмотрела на меня глазами, полными вселенского горя, и сказала: „Люба, ты так легко рожала, да тебе можно было еще десяток ребятишек завести“. Но зачем мне столько детей? Я сочувствую женщинам, которые не могут выносить ребенка, и тем, которые рожают тяжело или долгие годы пытаются вылечить бесплодие и проходят процедуру ЭКО. Но при чем здесь я? Мой организм свою миссию выполнил, и я нисколько не жалею, что два года назад все-таки добилась операции. Почему за права, которые даны нам государством, приходится бороться? По закону ведь как — вот тебе достойное образование, бесплатная медицина, пользуйся. На деле же все совсем не так просто».

Эльза Месропян
акушер-гинеколог клинического госпиталя «Лапино»

«В России стерилизация — не самая популярная операция. Менталитет не позволяет считать добровольный отказ от материнства чем-то обыденным. Чаще всего ее делают по медицинским показаниям, совсем редко — по письменному заявлению женщины. В том, что Любови пришлось не раз подписывать документы о согласии, нет ничего удивительного. Любое хирургическое вмешательство — риск, к тому же операцию проводят под наркозом. Решаясь на это, нужно все предусмотреть».

21% российских женщин не использует ни один из видов контрацепции,
недооценивая риск беременности от незащищенного секса. Это выяснили социологи из МГУ и ГУ-ВШЭ.

Екатерина Юрьева
адвокат юридического агентства «Медицина и право»

«Почему героине отказали в стерилизации? Думаю, виной всему недостаточная юридическая грамотность врачей. Часто в клиниках нет штатного юриста, а значит, проводить разъяснительные беседы с медицинским персоналом некому. Бывает, что решение о стерилизации женщина принимает под влиянием обстоятельств, стресса, и иногда врачи, отказывая устно, пытаются повлиять на это решение — как минимум объяснить, что после операции она не забеременеет. Если ты, как и Любовь, столкнулась с отказом, напиши заявление на имя главного врача в двух экземплярах. Первый отдай врачу или другому уполномоченному лицу. На втором в регистратуре тебе поставят печать и подпись о том, что они получили заявление, и отдадут его обратно. Если заявление не берут, иди на почту и отправляй заказное письмо с уведомлением и описью вложения».

Записала: Анастасия Бычкова

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.

ОК

Я соглашаюсь с правилами сайта

Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.

← Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

Источник: cosmo.ru

Добавить комментарий